Анализ крови

Биохимический анализ крови как вариант «самоконтроля» для культуриста.

Обзор препаратов

Обзор препаратов анаболических и андрогенных стероидов, гормона роста и др.

Основы теории

Теоретические основы применения фармакологических препаратов в не медицинских целях

Применение препаратов

Практические рекомендации по применению стероидов в не медицинских целях

Статьи о стероидах

Различные статьи о стероидах допинге и прочих препаратах применяемых в спорте

Главная » Разное

Откровения профи

Опубликовано в Вторник, 16 августа 2011
Один комментарий

Автор: Доктор Любер
Опубликовано в журнале Железный мир №1 2003

Откровения профиЗнакомьтесь — Ясиновский Николай Николаевич. Абсолютный чемпион СССР. Первый атлет из СССР, получивший статус профессионала ИФББ. Входил в тридцатку лучших культуристов мира. В настоящее время — тренер сборной Москвы по бодибилдингу.
Разумеется, что задумывая новый журнал, мы ни секунды не сомневались в том, у кого будет взято первое интервью. А что бы оно получилось «поострее», решили послать на задание Д. Любера. Тем более что, как выяснилось, они с Николаем давние знакомцы.

IW: Николай, расскажи немного о том, мам ты попал в бодибилдинг.
НЯ: Все началось с хоккея. Я достаточно успешно им занимался, был чемпионом города… И после того, как пошли травмы, надо было решать» — что делать дольше, кок продолжить слою спортивную карьеру. И как-то я увидел ребят, которые привлекли мое внимание своими объемами мускулатуры, достаточно большими дня своего возраста. Надо сказать, что у меня в городе, а я родом из Воркуты, культуризм был поставлен на лоток и очень многие им увлекались (нелегально, естественно). Так вот, я познакомился с этими ребятами и стал заниматься. Потом многие из них бросили занятия, а я решил продолжать.
Еще одним фактором в пользу бодибилдинга послужило фотография Сергея Зайцева, которую я увидел в журнале. В то время он уже был чемпионом СССР по силовому троеборью и культуризму («позированию», как тогда называли). И когда я увидел его фотографию, то у меня возникло желание, если не познакомится с этим человеком, то хотя бы пожать ему руку.
Спустя какое-то время, а поступил в Московский областной институт физкультуры в Малаховке, где познакомился с Андреем Шульцем, а через него и с Сергеем Зайцевым, с которым в последствии мы стали довольно близкими друзьями.
Андрей пригласил меня заниматься в одну из люберецких «качалок».. Простой подвал, ужасные, по современным меркам условия, но тогда все так начинали. Постепенно сдружился с народом и пошло-поехало. А уже через пару лет мне стали говорить: мол, Коля, пора выступать. Вместе с Сергеем Зайцевым я начал ездить на соревнования по лифтингу и бодибилдингу, он мне все показывал, а я смотрел, набирался опыта… Быть последним я не хотел, поэтому события и не форсировал. Когда почувствовал, что смогу, то вышел на сцену. Это был 1986 год, чемпионат города Москвы. На этом турнире я стал вторым. А первым тогда стал Георгий Мосалев. Хотя, как мне кажется, выиграл он не без помощи Владимира Моисеевича Шубова, который руководил судейством.
Однако, особенно расстраиваться я не стал и уже через полгода смог выиграть Кубок Москвы. Затем поехал на чемпионат Союза и попал в пятерку. И еще через полгода уже был вторым. Так что мое карьера спортсмена развивалась довольно успешно.
Большую роль в этом сыграли и мои фанатичные тренировки. Вспоминав их, я не могу назвать ни одного человека, который шел бы на такие жертвы. Представь, я жил и учился в Малаховке, о тренировался в Лефортово. Как раз в то время я получил серьезную травму мениска и 9 дней ногу разогнуть вообще не мог. И вот, опираясь на палку ковылял до станции, а это минут 30-40, потом ехал на электричке минут 20, потом на автобусе… В общей сложности дорога занимало 2 часа и… домой. На «поесть и отдохнуть» уходило еще минут 30, потом я собирался и ехал на вторую тренировку. Тогда «думал, что тренируясь два раза в день смогу набрать больше мышечной массы… С другой стороны, благодаря именно такому подходу к делу, впоследствии я смог добиться своих результатов. Вот так коротко о том, как все начиналось…
IW: Щекотливый вопрос. В свое время говорили, что ты «вливаешь-огромные количества стероидов. Хотя я знаю, что это не так…
НЯ: По этому поводу у меня даже был конфликт с Сергеем Зайцевым. Как-то он попытался со мной тренироваться, но продержался всего несколько тренировок, просто-напросто не выдержав моего темпа. И после начал говорить: «Коля, ты «заливаешь» в себя столько, сколько ни один нормальный человек не делает». На что я ему ответил: «Хорошо, давай поедем ко мне домой и если ты найдешь хоть одну таблетку метандростенолона, тогда и говори, что Ясиновский «сидит» на огромных дозах…» А я уже порядка двух-трех недель не колол себе ничего и, соответственно, в результатах подобного «допинг-теста» был уверен на 100% видимо, Сергей по моему уверенному виду понял бесполезность своей затеи, и мы никуда не поехали…
Следует сказать, что на тот момент лучшего в СССР по оснащению аминокислотами, протеинами и фармакологией культуриста, чем Сергей Зайцев найти било невозможно. Я же и никогда, кстати, этого не скрывал, использовал но тот момент только Нероболил — по три ампулы в неделю, Тестэнат — также по три ампулы в неделю, и шесть таблеток Метандростенолона в день. Все. Выше этих дозировок я не поднимался на протяжении многих лет, они были увеличены только при переходя в профессионалы (Венгерский Нероболил уже более 10 лет как снят с производства, отечественный Тестэнат сейчас существует только в виде подделки. Что касается качества отечественного Метандростенолона — тут, как говорится, без комментариев. Резюме: на данный момент попытка копировать подобные курсы чреваты непредсказуемыми последствиями — прим. автора).
IW: Помнишь командные встречи СССР-США, ты был их участником. Твои впечатления?
НЯ: От американцев впечатление было шокирующим, от себя — убогим. Мы настолько смотрелись хуже американцев, что просто ужас. Правда, в МК, и у меня до сих пор хранится это статья, было написано, что единственный из советских спортсменов, кто мог составить конкуренцию, был Николой Ясиновский. Несмотря на такую похвалу, я не ставил себя на одну ступеньку ни с одним американским культуристом. Однако, это был отличный опыт.
IW: Ты что-нибудь знаешь о дальнейшей судьбе участников этой встречи?
НЯ: Немного. Васина я встретил на последнем чемпионате России, Жору Мосалева встречаю на каждом чемпионате Москвы, о Игоре Петухове, Николае Гришонове и Алексее Черкасове вообще ничего не знаю… Прошло уже 13 лет, у каждого своя жизнь…
IW: Николаи, а как ты вообще попал в Америку?
НЯ: На первой матчевой встрече познакомился с Владимиром и Ольгой Кузнецовыми. И как-то они обмолвились, что собираются уехать в Соединенные Штаты. Я тогда об этом не думал. К тому же, мой близкий друг Игорь Петухов тоже все говорил про Америку и у меня появились мысли но этот счет. И вот после первой матчевой встречи, я познакомился с Джеффом Бренноном. с которым уже всерьез разговорился насчет переезда в Америку. Естественно, это все проходило инкогнито. Все держалось в большом секрете.
И когда я еще раз съездил в Америку для рекламного промоушена фирмы Брайана Моса, которая выпускала одежду для культуристов, то буквально на 2-3 день после приезда в Москву получил приглашение от Джеффа Бреннона. Буквально за неделю оформил документы, за что спасибо моему другу из «люберецко-лыткаринского круга», покойному ныне Мише Рыбакову (Прим.ред. — это, кстати, был первый тренер нашего Доктора Любера). За эту неделю он сделал для меня столько, что слова¬ми этого не передать… Так я попал в США.
IW: Были ли какие-нибудь сложности с получением профи-карты?
НЯ: Что верно, то верно — сложности были. В США вот уже около 20 лет проводится турнир под названием «Эмерал Кап». Это самый крупный любительский турнир, не считая чемпионата Северной Америки, дающий право выступить на чемпионате США. Это единственный турнир, который дает право квалифицироваться на чемпионат Америки в течения двух лет. Остальные же турниры дают право выступления только но один год. То есть, по сравнению с другими турнирами, спортсмен, который удачно выступил на «Эмерал Кап» может пропустить сезон, посвятив его набору лучшей формы. Поэтому многие стремятся выступить на этом турнире. Так вот, за всю историю этого турнира Ясиновский выигрывал его дважды в разных категориях. Первый раз в категории до 90 кг, в другой — свыше 90. Причем 2 раза был абсолютным чемпионом. Насколько я знаю, после меня этот турнир таким образом больше никто и не выигрывал.
Но, возвращаясь к вопросу о трудностях, хоть я и выигрывал этот турнир дважды и был членом Национального физического комитета (NРС), я не мог выступать на чемпионате Америки, так как по правилам там могут выступать только американцы. Я много раз подходил к Джиму Меньону, президенту NРС, говорил ему о сложившейся ситуации, на что он мне сказал, что можно попробовать выступить на чемпионате Северной Америки, так как там выступают еще две страны помимо США — Канада и Мексика. Но когда я подал заявку на этот турнир, мне… опять отказали. Потом я пошел по другому пути — созвонился с Джоном Поллаком, президентом федерации культуризма Центральной Америки и Карибских островов и сказал ему, что хочу выступать. Для этого мне сделали мексиканский паспорт н назначили капитаном сборной Пуэрто-Рико. И я поехал на Арубу. Тан меня встречал вице-президент этой страны, такой был ажиотаж! Я познакомился с несколькими спортсменами, прилетевшими на этот турнир. Они подходили ко мне и спрашивали, в какой категории я буду выступать. И когда я говорил, что в категории до 90, а сами они выступали свыше 90, то облегченно отходили от меня, говоря, ну, слава Богу, ты не в нашей категории. Приехав но этот турнир я увидел, что являюсь единственным белым спортсменом из 102 участников. Что такое оставшийся 101 участник? Это не просто негры или афро-американцы, как сейчас принято говорить. Это негры, родственники которых приехали из Африки недавно, и их черный цвет не просто черный, а отливает синевой. И когда на взвешивании я стал в линию, то раздался громкий хохот. Я спросил» «Почему вce смеются?» А мне говорят: » Всем смешно, ты такай Белый!» А я уже три дня загорал, это все-таки тропики и загорел очень прилично. Плюс уже наложенный грим. Да я черным был, но с этими неграми смотрелся бледненьким парнем.
А потом уже выяснилось, что на этом турнире все победители уже расписаны на несколько лет вперед. И в этот год победителем должен был стать Даррем Чарльз, который был в моей категории. Хотя потом мне говорили, что если бы я приехал но следующий год то звание абсолютного было бы мне обеспечено. В общем, Даррем Чарльз стал победителем, получил профи-карту, и я опять остался ни с чем. А когда я вернулся домой, то Джефф отказался меня спонсировать. Он привык к победам, и такой спортсмен его не устраивал…
Вернувшись в Соединенные Штаты, я поехал в Венис к знакомым ребятам просто потренироваться и отдохнуть. И там встретился с Уэйном де Мильей. Я объяснил ему свою ситуацию по поводу профи-карты: ведь Вик Ричарде, который выиграл чемпионат Нигерии, ее имеет, а я, чемпион СССР — нет. На что он мне ответил: «Если ты являешься чемпионом своей страны, и мы получим подтверждение «тому от президента федерации твоей страны, то незамедлительно выдадим тебе эту карту». Я тут же позвонил в Россию, попросил жену связаться с Дубининым. Моментально было выслано подтверждение, что я являюсь абсолютным чемпионом СССР и через неделю я получил профи-карту.
IW: Твой первый турнир в ранге профессионала?
НЯ: Когда я получил карту, то получил и все остальные атрибуты профессионала — график проведения турниров, книгу, которая выдается только культуристам, входящим в профессиональную федерацию. В этой книге написано о правилах проведения соревнований, о том, что можно делать, а что нельзя. Я «выбрал себе пару турниров, подошел к Нолу Феллеру, которого хорошо знал (он бывший муж культуристки Ники Фёллер, которая неоднократно была в тройке на «Мисс Олимпия») и попросил мне помочь. Он согласился, но поставил одно условие, во всех интервью, которые я буду давать в журналах, упоминать его имя.
Подготовка началась. И вот тогда я понял, чем отличается любитель от профессионала. Одно дело мечтать об этом звании и стремиться к нему, другое — быть им. Это становится твоей работой. Ты уже не имеешь право прогулять тренировку, жестко ограничиваешь себя в питании, режиме и т.д. Ну и, конечно, одно из главных отличий — деньги. Если ты любитель, то на «витаминизацию» ты тратишь несоизмеримо меньшие суммы. Могу сказать, что на подготовку только к турниру «Ниагара Фоллс» я потратил $12000. На нем я занял 4 место и получил $2000. Через несколько дней я выступил на еще одном турнире «Чикаго Про».
На этот турнир невозможно попасть просто так. Он является одним из самых престижных, четвертым в рейтинге турниров (1 -й — «Олимпия», 2-й — «Арнольд Классик», 3-й — «Ночь чемпионов», 4-й — «Чикаго Про», даже «Айронмен» близко «не валялся»), и участвовать приглашаются лучшие профессионалы. Я также получил приглашение выступить. Меня попросили выслать свои фотографии, что я и сделал. Через несколько дней мне позвонил Майк Сена, организатор турнира, и лично пригласил меня участвовать.
За оставшиеся 12 дней я вложил еще $10000. Опять, занял 4 место из 24 участников и получил $2000 в общей сложности за 8 недель я потратил $22000, а призовой фонд составил $4000 то есть я «ушел в минус» на $ 18000.
Через неделю я получил личное приглашение от Уэйна де Мильи, который сказал мне: «Ты можешь квалифицироваться на «Мистер Олимпия» на турнире «Ночь чемпионов». На «Олимпию» квалифицируются первые 5 человек, а ты был дважды четвертым. Поэтому подумай, пойдешь ты или нет? Я думаю поехать стоит. Человек дает тебе понять, что даже будучи в плохой форме и заняв 5-е место, ты все равно будешь на «Олимлии»… Я тут же позвонил Нолу и спросил его разрешения, но он мне ответил: «Мы ставили цель попасть в десятку, ты свою задачу выполнил, возвращайся домой и будем готовиться к турниру следующего года». И с этого все началось. Я попал в аварию на своей машине, у меня умер отец, одни неприятности цеплялись за другие, и в итоге я вылетел из графика напрочь…
Дважды 4 место дало мне право войти в тридцатку мирового рейтинга, а значит, повышались шансы на подписание хорошего контракта с какой-нибудь кампанией. Вскоре, я подписал контракт с залом «Сол-Джим» на $2000 в месяц только за то, что я буду там тренироваться.
А ведь как в России… Люди, которые не имеют отношения к спорту, в лучшие времена заработали денег и теперь их нужно куда-то вложить. Они открывают спортзалы и ставят руководить ими людей, которые тоже никогда не были в спорте. А этим людям нужны только деньги. Та же Ольга Слуцкер, владелица фитнес-залов «World class», бывший советник президента по спорту, которая в свое время выступала за развитие детского вида спорта. А на деле? Ни детдомовские дети, ни дети погибших военнослужащих в ее залах не тренируются, потому что денег с этого не получишь — бизнес…
Но я отвлекся от темы. Я попросил Ахима Альбрехта, с которым мы дружили, что бы его менеджер составлял мне график гостевых позирований . Что такое гостевое позирование? В Америке каждые субботу и воскресенье проводятся любительские турниры, на которые приглашаются профессиональные спортсмены. Им оплачивается дорога, проживание в гостинице и питание, плюс еще гонорар за выступление. Цены гостевого позирования зависят от твоего рейтинга в культуризме. Самое дорогое гостевое позирование было но то время у Дориана Ятса, ему платили $4500.
IW: Независимо от времени?
НЯ: Да, независимо. Он мог позировать 3 секунды, а мог и 30 минут, но получил бы все теже $4500 и плюс $2500 стоил у него семинар, т.е. всего $7000. Плюс продажа своих фотографий. Черно-белая фотография стоила $5, цветная — $10. Дориан на 3-4тыс. продавал всегда. За один вечер у него выходила кругленькая сумма. И такие выступления можно было делать в раз в месяц.
Естественно, мое позирование оценивалось не ток дорого, но и не так дешево, потому что я стоял но уровне Майка Франсуа, Джима Квина по оплате. Мое позирование стоило $2500, $ 1500 семинар и продажа фотографий. Я помню места, где продал практически все фотографии, которые привез. Это Пуэрто-Рико и Аляска. Причем на Аляске до выступления я не продал даже ни одной фотографии, а после, опаздывая на самолет, в распродал всё.
IW: Здорово…
НЯ: Я всегда говорил, что зною Америку лучше, чем Москву. Но гостевые позирования я ездил первую и третью неделю месяца. От перелетов здорово устаешь, и я какое-то время давал себе отдохнуть, пожить в свое удовольствие. К тому же у меня был довольно неплохой контракт на $ 15000 в год с фирмой, выпускающей спортивные тренажеры и, конечно, выручала продажа стероидов, которой я занимался в США, т.к. это очень большие деньги, но об этом чуть я расскажу позже.
IW: Кого из профи ты знал и кто произвел на тебя лучшее впечатление?
НЯ: Самое хорошее — Дориан Ятс и Ахим Альбрехт, с которыми мы дружили семьями. Чуть менее близкие, но тоже хорошие отношения были с Шоном Реем…
Также, я очень хорошо знал Вика Ричардса, но после одного случая старался общаться с ним поменьше. Однажды он позвонил мне домой и попросил приехать в один из районов Сиэтлла. Я знал, что просто так он ничего не просит, поэтому поинтересовался причиной столь скорого вызова, предположив, что его выгнала девушка, с которой он жил. Он, ничего не объясняя, стал снова уговаривать меня приехать. Ну, я и поехал. Смотрю, стоит у дома с огромными чемоданами… «Все-таки выгнали», — думаю. Вик же сказал: «Слушай, a приехал в Сиэтлл тренироваться, остановиться мне сейчас негде, можно я поживу у тебя некоторое время? Хотя бы дней 10?» В это время я готовился к турниру и подумал, что 10 дней — это не срок и согласился. Уже в первый день я понял, что совершил ошибку.,.
Любой ниггер — это обезьяна. Меня могут осудить за эти слова, но дело в том, что я имею право так говорить. Когда наши политики говорят о расизме, о национализме…
IW: Но ты не являешься расистом?
НЯ: Нет, я не являюсь росистом, я просто ненавижу ниггеров. Хотя в Америке ниггеры очень любят и уважают русских, потому что Они помнят времена, когда СССР выступил против расизма, против апартеида… «Свободу неграм», ‘Свободу Анджеле Дэвис». А на самом деле — обезьяны конченые!
IW: А не было ли притеснении из-зa того, что русский?
НЯ: Самое смешное, что испытывал больше притеснений не от черных, а от белых американцев, которые говорили: «Возвращайтесь в свою страну, вы забираете наши места. Вы необразованные «приезжие». А что ниггеры, «латинос», японцы? Они сами приезжие и более лояльно к тебе относятся, а со стороны американцев выпады в мою сторону были постоянно.
Но вернемся к той обезьяне, которая остановилась у меня дома. Я никогда не видел, что бы человек ел столько! И как ел! Он никогда не жевал. Набирал полную ложку риса, проглатывал и сразу запихивал в себя другую ложку. А как он ел геркулес! Брал целую пачку крупы, высыпал в тарелку и разбавлял водой из под крана, объясняя это тем, что при варко витамины выпариваются! Если бы я так ел, то, наверное, с утро до вечера сидел бы в туалете. А ему хоть бы что. Видимо, привык он в Африке термитов жрать.
Как-то он предложил мне поехать с ним на гостевое позирование. Долго уговаривал. Уговорил. Я сел за руль и мы поехали. Я знаю, что чем больше у человека мышечная масса, тем больше в сои клонит, но чтобы так! Он только садился в машину и через пять секунд начинал храпеть! В общем, всю дорогу туда и обратно он проспал. А у меня оставалось 4 дня до соревнований.
Или вот такая сцена. Два часа ночи. Я сплю. Он меня будит и говорит: «Пошли со мной в магазин, есть хочу». Я ответил: «Вик, до супермаркета 70 метров, ты же можешь сходить один». «Нет», — говорит он, — «У нас в Нигерии так не принято. Если человек в гостях, то хозяева должны ходить с ним» В итоге, мне пришлось идти. Сходили в магазин, купили продуктов, вернулись домой. Я тоже, пока ходил, проголодался, но Вик занял все 4 конфорки на плите и мне пришлось ждать пока он приготовит себе еду. Ел он, конечно, очень много. За день съедал не менее 12000 калорий. Если я сейчас начну перечислять, что сьеденно им за один раз, то получится очень большой списочек.
IW: А правда, что он за один прием съедал по 30 яиц?
НЯ: Нет, яйца он не ел. Но за один раз он съедал пачку риса, пачку геркулеса, разведенного сырой водой, 3 банки рагу с фаршем, это где то 1,5 литра, и еще что-то, сейчас уже не помню. После этого он садился открывал банку Эквипойза 50 миллилитров и 25 мл вкалывал себе
IW: Говорят что он делал себе уколы куда угодно совершенно безболезненно?
НЯ: Да, ему что в лоб, что в ногу, что в щеку. Но когда я увидел, как он вкалывает себе полбанки Эквипойза и жрет еще кучу всяких таблеток… В общем, 25 мл «химии» он за раз себе закалывал… Нога у него была 102 см в объеме — просто огромная. Но он сам по себе был огромный. При 170 см роста он весил 150 кг. Он всего на 2 см выше мене…
Да, вернусь к нашим ночным приключениям. Я дождался, когда он себе приготовил, поел сам и собирался идти спать. А в этот день Вик заказал такси в аэропорт, увидев, что я собираюсь заснуть, он мне сказал: «Хозяин обязан проводить гостя до двери». А как я уже говорил, до соревнований мне оставалось всего 4 дня и очень хотелось спать, но этому человеку что-то объяснять было бесполезно. «К тому же», — подумал я, — «Если я засну, то он проспит и не уедет, а это значит, что еще 1 -2 дня мне придется его терпеть». Я сел в кресло, включил телевизор и начал его смотреть, а Вик. как только опустился в кресло, захрапел.
И вот в 6 утра под окнами раздались сигналы такси. Я сразу его разбудил, проводил до двери, помог вынести чемодан и облегченно вздохнул. И сколько бы он мне потом не звонил и не просил о ночлеге, я всегда находил отговорки.
Еще пару раз мы встречались с ним на чемпионате Америки, он был в хорошей форме, но всегда боялся выйти на сцену, поэтому никогда не выступал…
(Продолжение следует)

Один комментарий »

  • Олег

    Интересный рассказ. Нечасто бодибилдеры делятся откровеным…